Армия — зеркало государства. Военно-транспортной авиации России исполнилось 93 года

Спецрепортаж 360.ru: Военно-транспортной авиации ВВС России исполнилось 93 года

Фото: РИА «Новости»

Военно-транспортной авиации ВКС России 1 июня 2024 года исполнилось 93 года. Мария Михейчик и Нина Коробкова подготовили спецрепортаж о российской авиации и героях-летчиках, которые охраняют мирное небо над Россией, выполняют сложные операции в Арктике и другие важные миссии в стране и за ее пределами.

Благородная работа инструктора

Небо для летчика начинается с курсантской подготовки. Чтобы сесть за штурвал сложно управляемого современного самолета Ил, специалисты проходят сложную боевую подготовку.

Полковник Иван Золотько рассказал Марии Михейчик, что вырос в курсантской среде, его отец был летчиком-инструктором. Потом он сам был курсантом, а сейчас учит летать молодых летчиков.

«Летаем инструкторами. Это очень благородная работа. Учить других летать, учить тому, что знаешь сам, передавать свой опыт. Очень интересно, особенно когда у них получается схватывать на лету. <…> Классная работа, когда лепишь своими руками из человека, делаешь из него профессионала. Готовим себе смену», — поделился Золотько.

Один из летчиков поведал журналисту, как он попал в полк, где все было непривычно и ново.

«Большая территория, люди, которые не ходят за тобой, как няньки, как в училище, а живут своей жизнью, но в то же время готовы тебе помочь в твоем становлении. Чувствуешь себя самостоятельной единицей, уже по-настоящему взрослым человеком», — отметил собеседник Михейчик.

Чтобы стать профессионалом, нужно воспитывать способность адекватно реагировать на стресс-факторы полета. Для тренировки сердечно-сосудистой, дыхательной и опорно-двигательной систем используют особый подход — современный летчик должен обладать высоким уровнем функциональной готовности организма.

Мотивированные курсанты

Командующий ВТА генерал-лейтенант Владимир Бенедиктов в беседе с корреспондентом 360.ru отметил, что курсанты — это срез поколения. В последние годы молодежь приходит достаточно мотивированная, подчеркнул военный.

«Армия — зеркало государства. <…> Наверное, какое-то выздоровление происходит климата морального в государстве, в стране», — заявил генерал-лейтенант.

Фото: РИА «Новости»

Беседовавший с журналистом летчик отметил, что на летной практике в училище пилотировал самолеты, но они были гораздо проще боевого Ил-76.

«Здесь уже совершенно другая техника. И первое впечатление от того, как занимаешь рабочее место, чувствуешь эту величественность, великое достижение инженерных умов. И чувствуешь невероятное удовольствие от пилотирования, от самого нахождения в кабине самолета», — поделился собеседник Михейчик.

«Птенчик готов взмыть в небо»

Одним из основных видов подготовки пилотов является занятие на тренажере. Журналист 360.ru на себе испытала атмосферу реального полета. В кабине тренажера создаются условия, идентичные реальным, чтобы задействовать все органы чувств. Летчики выполняют маневры, пилотажные фигуры. За окном кабины тоже все по-настоящему: взлетная полоса, горизонт, небо и различные погодные условия.

Тщательные тренировки по всевозможным аспектам, оконченные училища и 15 часов налетов справа на Иле. И птенчик готов взмыть в небо самостоятельно.

Генерал-лейтенант Бенедиктов признался, что на первом вылете в процессе обучения рулению у него не все получалось сразу, «не давалось».

«Инструктор-летчик нестандартными примерами научил меня, если можно сказать, заставил. Одним словом, отвлек от такого напряжения, и все стало получаться», — отметил военный.

Бенедиктов признал, что теперь часто использует этот прием, и применял его, будучи инструктором в разных должностях.

«Здравствуй, железо»

У пилотов принято здороваться с самолетом, это стандартная процедура перед вылетом.

«Обязательно тактильный контакт человеческой руки и металла. От металла берем холод, передаем ему человеческое тепло. Здороваемся. Я обычно так говорю: „Здравствуй, железо“», — рассказал полковник Золотько.

Также перед полетом летчики лично проводят внешний осмотр машины: изучают люки и капоты, проверяют шасси и давление в пневматике, досматривают планер на предмет повреждения обшивки, и многое другое.

Золотько показал журналисту свою «эмочку» — так пилоты называют самолет Ил-76М, одну из первых модификаций в этом классе.

«Самолет достаточно возрастной, но очень надежный. Все его оснащение, приборы, оборудование позволяют достаточно точно выполнять все задачи, которые на него возложены, в том числе и боевые», — отметил полковник.

Интересно

Ил-76. Советский и российский военно-транспортный тяжелый самолет. Разработан конструкторским бюро Ильюшина. Самолет впервые поднялся в воздух 25 марта 1971 года. Также есть еще одна не менее известная модификация Ил-76МД с повышенной грузоподъемностью и дальностью полета.

Женщины в авиации

Инженерией в военно-транспортной авиации занимаются не только мужчины. Подполковник Светлана Мозжегорова рассказала свой путь в ВТА. После института в 1979 году с квалификацией инженер-математик она пришла работать программистом в вычислительный центр штаба. А в 1982 году ее призвали в армию. Светлана Васильевна отметила, что с армией у нее особые отношения — она выросла в окружении военных, и мужа выбрала из военной среды.

«Для меня это было свято всегда!»

Светлана Мозжегорова

Подполковник

В 1998 году Мозжегорову перевели в отдел боевой подготовки военно-транспортной авиации.

«В моем понятии, это самый сильный, интересный отдел, группа планирования и контроля боевой подготовки», — отметила собеседница Михейчик.

Подполковник напомнила о знаковых событиях в мировой истории, когда российским летчикам приходилось экстренно подниматься на крыло. Например, землетрясение в Индонезии — российские самолеты вылетели на помощь 1 января, несмотря на новогодние праздники.

«Столько было событий, ведь они были постоянные, эти события. И, в общем-то, расслабляться было нельзя», — поделилась Мозжегорова.

Экстремальные полеты в Арктику

Российская авиация работает и в Арктике. Пилоты ВТА России единственные в мире выполняют выброску грузов парашютным способом с малых высот в сверхвысоких арктических широтах. Пилот изменяет угол тангажа, нос самолет за несколько секунд до выброски резко задирается вверх и груз под собственным весом выкатывается из отсека.

Фото: РИА «Новости»

Летчик с опытом полетов на Северный полюс рассказал особенности таких заданий. По его словам, крайняя заправка происходит на полярной станции Мыс Баранова, далее — посадка на льдину.

«Северный полюс — это льдина. Выбирается льдина условная. Молодая льдина ищется. Прилетают туда ледовые разведчики, находят эту льдину. Далее сбрасывают трактора, разравнивают полосу. Трактористов тоже сбрасывают в тандеме с парашютистами», — поделился летчик.

Когда льдина готова, можно сажать самолет. Но льдины периодически лопаются, и приходится работать на коротких ВПП.

Еще одна особенность Северного полюса — нестабильная работа компаса. Поэтому в Арктике штурман — царь и бог, он прокладывает маршруты и проводит расчеты. Все полеты в Арктике можно считать экстремальными.

Но и это еще не все сложности, отметил летчик. На Северном полюсе «все белое, земля сливается с небом».

«Нет этой линии естественного горизонта, ее не видно. И очень часто меняется погода. Ты приходишь на аэродром, увидел льдину, увидел полосу, начинаешь строить заход, разворачиваешься, полосы уже нет. Затянуло. Каждые 15 минут меняется погода», — рассказал летчик.

Специфика ВТА

«Военно-транспортная авиация — это длинная рука нашего правительства, нашего президента, для выполнения всех тех задач, стратегических задач, которые ставятся перед вооруженными силами Российской Федерации», — отметил генерал-майор Владимир Рыбкин.

Специфика военно-транспортной авиации заключается в том, что российские экипажи выполняют задачи не только на территории России и территории бывших стран Советского Союза, но и далеко-далеко за пределами нашей Родины, в любых регионах и точках мира, заключил Рыбкин.

Задизайнено в Студии Артемия Лебедева Информация о проекте