Правда восторжествует

Полковник Матвейчук рассказал, какая судьба ждет военнопленных с завода «Азовсталь»

Фото: Телеканал «360»

Внимание всего мира приковано к ситуации со сдачей в плен украинских боевиков, скрывавшихся на территории сталелитейного комбината «Азовсталь» в Мариуполе. По данным Минобороны, оружие сложили 959 националистов — военнослужащих ВСУ и боевиков нацбата «Азов»*. Какова их дальнейшая судьба, кого обменяют, а кого могут казнить, рассказал «360» полковник в отставке, военный эксперт Анатолий Матвейчук.

Далее — прямая речь.

Вот когда берут в плен в такой ситуации, есть такое понятие «фильтрация». В определенном месте проведут фильтрацию − налево ВСУ. Это те люди, которые присягали своей отчизне, это военнослужащие, на них распространяются законы о военнопленных — это протоколы Женевских и Гаагских конвенций.

А есть бандиты — люди, которые стоят вне закона. Это полк «Азов»*, среди них тоже будет произведена фильтрация: люди, которые непосредственно принимали участие в военных преступлениях, которые отдавали приказы. Есть люди, которые, скажем так, [участвовали в преступлениях] как-то косвенно.

Кого могут обменять?

Вот я думаю, что ВСУ, пограничники, морская пехота — они могут в опасе быть, потому что они по законам международного права после окончания боевых действий могут быть возвращены на родину в качестве обмена военнопленными. А вот люди, которые являются военными преступниками, у кого на руках кровь безвинных людей Донбасса, ни в коем случае их обменивать не будут.

И если этот трибунал будет проводиться на территории ДНР или ЛНР, там действует закон о смертной казни. Многие их них будут казнены по праву военного преступления.

Вернется ли смертная казнь в России?

В ходе боевых действий, в ходе решений послевоенного устройства, вполне возможно, смертная казнь в виде исключения будет восстановлена для военных преступников, которые покрыли себя «громкой славой» и кровавыми злодеяниями. Это тот же Калина, тот же Волына, и даст бог поймаем и Березу и Ярыша. Для них смертная казнь — это облегчение мера, очищения мера. Это самое лучшее, что можно придумать с точки зрения гуманитарного международного права.

Суд идет

Я думаю с точки зрения ДНР — это представители той земли, на которой они эти злодеяния творили. С точки зрения судить в России, ну это наше моральное удовлетворение за те оскорбления, за те попытки нанести нам ущерб. Но с точки зрения ЛНР и ДНР — это правое дело, правда должна восторжествовать там, где эти злодеяния творились.

*«Азов» — запрещенное в России украинское националистическое вооруженное формирование.

Задизайнено в Студии Артемия Лебедева Информация о проекте