Солженицын против Островского. Кого изучать школьникам?

Писатель Беседин: «Как закалялась сталь» — одно из лучших мотивационных произведений

В доме Генриха Белля в Кельне (ФРГ), 1974 год
Фото: В доме Генриха Белля в Кельне (ФРГ), 1974 год

Эпохальное произведение Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» предложили убрать из школьной программы (правда, потом глава думского комитета по просвещению Ольга Казакова заявила, что такого вопроса на повестке дня нет). Зато подросткам, похоже, снова вернут советскую классику: «Как закалялась сталь» Николая Островского, «Молодую гвардию» Александра Фадеева и «Горячий снег» Юрия Бондарева. В таких перестановках, безусловно, прослеживается внутренняя логика. Об этом писатель Платон Беседин рассказал в эксклюзивной колонке для «360».

Далее — прямая речь.

«Архипелаг ГУЛАГ» — одно из самых неоднозначных произведений русской литературы. Впрочем, это и не литература даже, а скорее историческое исследование, попытка вдумчивого анализа, причем колоссального масштаба (пусть и не столь колоссального, как «Красное колесо» того же Солженицына). Однако критики текста и Александра Исаевича лично тут же заявят, что это псевдоисследование: факты в нем не проверены, скомпилированы и даже перевраны.

Да, споры об «Архипелаге» будут вечными. Как и о самом Солженицыне. Пожалуй, в литературе XX века нет более сложной и противоречивой фигуры, чем он. Одни перед перед ним преклоняются, другие ненавидят. Аргументы последних, как правило, сводятся к тому, что Александр Исаевич предатель; мол, смотрите он даже ядерную бомбу на Союз хотел сбросить! Слышали, знаем.

Но все, безусловно, намного сложнее, чем использование для создания картины мира исключительно трех основных красок: черной, белой и красной.

Русский писатель, публицист, историк, поэт и общественный деятель, лауреат Нобелевской премии по литературе Александр Исаевич Солженицын выступает перед депутатами Государственной думы, 28 октября 1994 года
Фото: Русский писатель, публицист, историк, поэт и общественный деятель, лауреат Нобелевской премии по литературе Александр Исаевич Солженицын выступает перед депутатами Государственной думы, 28 октября 1994 года/РИА «Новости»

Солженицын был борцом (слово «диссидент» мне несимпатично) и оставался им до конца. Он действительно не выбирал способы в борьбе против коммунизма. Однако, уехав в США, обосновавшись в Вермонте, Солженицын не стал довольствоваться американскими панкейками, а решил открыто и нетерпимо критиковать западное общество. За что, по сути, и был изгнан из Нового Света.

Возвращался в Россию он как мессия. Но быстро выяснилось, что ельцинской стране Александр Исаевич оказался не нужен, более того — для нее опасен, а потому по факту его отовсюду изгнали и запретили.

Писатель Александр Солженицын, президент России Владимир Путин, сыновья писателя Степан и Ермолай во время встречи в доме Солженицыных в Троице-Лыково
Фото: Писатель Александр Солженицын, президент России Владимир Путин, сыновья писателя Степан и Ермолай во время встречи в доме Солженицыных в Троице-Лыково/РИА «Новости»

Собственно, других вариантов изначально и не предполагалось. Ведь Солженицын всегда оставался «крупным зверем» и принадлежал к той редкой породе литераторов, которые создают свои миры и вселенные. Александр Исаевич был именно таким зодчим.

Он создал не только свой язык, свою архитектонику текста, но и свою метавселенную, где пытался построить, хотя бы мысленно или на бумаге, свою утопию. С тем он жил, с тем и умер. А вот идеи его, брошенные в народ, что называется, проходят проверку временем.

Экспозиция музея-квартиры Александра Солженицына (ул. Тверская, д. 12, кв. 169), в которой писателя арестовали 12 февраля 1974 года
Фото: Экспозиция музея-квартиры Александра Солженицына (ул. Тверская, д. 12, кв. 169), в которой писателя арестовали 12 февраля 1974 года/РИА «Новости»

«Архипелаг ГУЛАГ» — конечно, не лучшее его произведение. И «Раковый корпус», и «В круге первом» отличаются от него в куда лучшую сторону и представляют, особенно для неподготовленного читателя, куда больший интерес. А подготовлен ли как читатель среднестатистический российский школьник? Скорее нет, чем да. И вряд ли он усваивает в «Архипелаге» что-то, кроме идеи о «чудовищных репрессиях» Советского Союза, отправлявшего людей на мученическую смерть.

Говорить о произведении Солженицына, несомненно, надо, но делать это лучше не в школьных кабинетах в рамках основной программы. Тем более что, по сути, это и так не делалось. Разве в принципе можно изучить «Архипелаг ГУЛАГ» за два-три урока, за неделю?

https://t.me/rbc_news/67028

Возвращение же в школьную программу романов вроде «Горячий снег» и «Как закалялась сталь» давно напрашивалось. Абсурдно, что их в принципе исключали оттуда.

Кстати, «Как закалялась сталь» выкинули из программы еще в 80-х. Впрочем, может, это намеренная диверсия? Рассматривать тексты вроде «Горячего снега» или «Стали» необходимо в первую очередь не как идеологические произведения, а как бескомпромиссные оды мужеству человека. Подвигу советского человека. Того, кто был способен на нечто большее, нежели просто банальное проживание жизни — проживание, переходящее в прозябание. В мире критического потребления такие романы могут быть оберегами.

«Горячий снег» — текст в принципе во многом недооцененный, меж тем в нем содержится несколько смысловых пластов, с которыми читателю всегда интересно разбираться. Фильм, кстати, не передает всей монументальной полноты романа. «Как закалялась сталь» — вообще отдельная история. Если выйти за идеологические рамки, пусть и сделать это непросто, то роман Островского — одно из лучших мотивационных произведений во всей мировой литературе.

К слову, в США его изучают именно в таком контексте. Удивительно, десятки тысяч людей ходят, как коровы на убой, на бесконечные тренинги к аферистам-коучам, хотя достаточно прочесть роман Островского — вот что дарит силы, вот что вдохновляет на борьбу!

Экземпляр романа Николая Островского «Как закалялась сталь», прошедший боевой путь от Витебска до Восточной Пруссии вместе с бойцами одной из частей Советской Армии во время Великой Отечественной войны
Фото: Экземпляр романа Николая Островского «Как закалялась сталь», прошедший боевой путь от Витебска до Восточной Пруссии вместе с бойцами одной из частей Советской Армии во время Великой Отечественной войны/РИА «Новости»

«Как закалялась сталь», безусловно, создавалась фанатиком, убежденным человеком с горячим сердцем, но в том и величие этого текста. Там есть герой, решительный, верящий, пламенный. Таких всегда не хватало, а сейчас особенно.

Корчагин на фоне всех этих инфантильных вялых субъектов, пресыщенных и мещанских, возвышается как огненная глыба — и это может увлечь. Может как минимум заставить хотя бы на миг взглянуть на мир чуть иначе, спрыгнув с иглы потребления.

Так что перестановки, которые делаются в школьной программе, на первый взгляд выглядят более чем адекватно. Другой вопрос — для чего и как это делается. Если речь идет о том, чтобы сбалансировать школьную программу, то это одно, а если суть в привычных российских метаниях («ты за красных или белых?»), когда одно превалирует над другим, то в этом нет ничего хорошего.

Кадр из фильма «Павел Корчагин» по роману «Как закалялась сталь». Режиссеры — Александр Алов, Владимир Наумов. Киевская киностудия художественных фильмов имени Александра Довженко, 1956 год. В роли Павла Корчагина — актер Василий Лановой
Фото: Кадр из фильма «Павел Корчагин» по роману «Как закалялась сталь». Режиссеры — Александр Алов, Владимир Наумов. Киевская киностудия художественных фильмов имени Александра Довженко, 1956 год. В роли Павла Корчагина — актер Василий Лановой/РИА «Новости»

Русская история очень насыщенна, разнообразна, как и русская литература. В ней есть место и Фадееву, и Симонову, и Солженицыну, и Шмелеву, и Островскому, и Волошину, и Лимонову — тем, собственно, наша литература и прекрасна. Только принимая ее во всей полноте, как и историю нашей страны, мы в полной мере соприкасаемся с Родиной.

Задизайнено в Студии Артемия Лебедева Информация о проекте